Строим баню из сруба

Строим баню из сруба

Почти двадцать пять лет летний сезон я с моими близкими провожу в дерев­не Борок Новгородской об­ласти. Изначально страда­ли от того, что у нас не было собственной бани, в то вре­мя как практически у всех наших соседей они были. Воспользовавшись тем, что однажды недалеко от на­шей деревни рубили из бре­вен срубы для бань, мы при­обрели один сруб для себя. Размер собственно бани со­ставлял 3×3 м, а предбанни­ка — 2,5×3 м, что делало ее более комфортной по срав­нению с соседскими. Сруб состоял из толстых бревен, что обеспечивало надеж­ную теплоизоляцию. Место было выбрано вблизи пру­да и на небольшом пригорке, чтобы обеспечить есте­ственный сток воды.
Бруспривезли в разобран­ном виде, бревна мы марки­ровали не на фундаменте, а на массивных камнях, уста­новленных по углам. Места установки камней необхо­димо было расчистить от дерна и углубить до плотно­го песка — не только потому, что летний сезон кончался и времени оставалось в об­рез, а в связи с тем, что тяжелому срубу необходимо было дать осесть за осенне-зимний период. Сам сруб удалось собрать до отъ­езда, причем в пазах меж­ду венцами (бревнами) вме­сто пакли использовалась не пакля, а мох, собранный на ближайшем болоте, — он не подвержен гниению и не выклевывается птицами.
Весной выяснилось, что осадка сруба оказалась не­значительной, а с помо­щью уровня удалось убе­диться в отсутствии его су­щественного перекоса. Вдохновленный правиль­ностью выбора места уста­новки сруба, я уже самосто­ятельно приступил к подго­товке этой операции. Для облегчения и обеспечения безопасности работы на вы­соте, учитывая, что мне это приходилось делать впер­вые и в одиночестве (на мо­мент строительства автору было 69 лет. ) необходимо было настелить из брусьев временный пото­лок, чтобы ходить по нему.
Кроме того, без него невозможно было правильно установить и закрепить стропила, предназначенные для под­держки опалубки крыши.
Сверху стропила по всей длине крыши предстояло связать между собой при по­мощи конькового бруса, за­крепляя в строго вертикаль­ном положении. Для этого изначально надо было уста­новить по два крайних стро­пила справа и слева при по­мощи временных подпо­рок. После этого установить и закрепить остальные три стропила уже не представ­лялось сложным. Теперь можно прибивать опалубку. Для нее я использовал необ­резные доски из купленных на лесопилке деловых отхо­дов. Когда они были приби­ты, возникла жесткая кон­струкция крыши бани, ко­торую можно было покрыть рубероидом.

Баня по-чёрному или по-белому: что лучше

Я не собирался откры­вать Америку, проще было довериться опыту деревен­ских жителей. Мне неодно­кратно доводилось парить­ся у соседей в разных ба­нях, которые делились в основном на две группы: по-черному и по-белому, причем последние преобла­дали. Единственным недостатком «белой» бани явля­ется невозможность поль­зоваться ею во время топки, поскольку можно угореть, так как дым из топки в тру­бу проходит через каменку, одновременно нагревая в ней камни. Естественно, при топке дверца каменки долж­на быть плотно закрыта.
В настоящее время суще­ствуют достаточно сложные конструкции, в которых во время парения дым от топ­ки направляется в трубу че­рез специальный канал, на­зываемый байпасом, и в па­рилку не поступает. Однако большинство используе­мых нынче банных агрега­тов имеют открытые камен­ки, камни которых распо­лагаются наверху металли­ческих топок, и огонь через них не проходит. Таким об­разом, камни, обогреваясь не пламенем, а раскален­ным металлическим корпу­сом, теряют самое главное — банный дух.
И в «черных», и в «белых» банях он образуется благо­даря тому, что пламя и дым, проходя через каменку и на­гревая камни, оставляют на них частички сажи, содер­жащие древесные смолы. Они состоят из значитель­ного числа полезных для здоровья ферментов, про­никающих в организм че­рез кожу под воздействием веников и при дыхании. Не нужно доказывать, что та­кие бани обладают огром­ными оздоровительными и целительными свойствами.
Окончательный вы­бор типа бани в моем случае определялся не только этим, но и моими финан-! совыми возможностями. В конце девяностых, когда я начал ее строительство, выбор материалов для сооружения банного агрегата был весьма скудным, а цены — не по карману. Приходилось искать материалы на свалке, в развалинах совхозного коровника, молокозавода и т.п. Бывший в употреблении шестидесятилитровый чугунный котел с достаточно утонченными от ржавчины краями мне отдал знакомый местный житель. По возможности очистив его от ржавчины, я убедился в том, что он у меня еще послужит (и до сих пор не разочаровался).
B качестве корпуса ка­менки мне пришло в голову использовать валявшуюся на деревенской свалке двухконфорочную газовую плиту, имевшую стальной жаростойкий корпус.
Теперь по всей площади бани необходимо было снять слой дерна до песка, а под топкой банного агрегата еще уложить слой камен­ного бута, чтобы тот не про­седал под собственной тя­жестью. Стенки топки из со­ображений безопасности решено было выполнить толщиной в полтора кир­пича. Возникли определен­ные сложности при установ­ке котла, так как имеющие­ся у него крепежные ушки располагались вертикаль­но и имели малые разме­ры, что не позволяло надеж­но закрепить его над топ­кой. Выход был найден бла­годаря использованию най­денных вблизи железной дороги чугунных пластинок с прорезями. Последние с одной стороны свободно проходили через ушки и за­креплялись на них с помо­щью болтов с гайками, а с другой плашмя ложились на кирпичи, снижая нагрузку на них от котла.
Корпус каменки изнутри по бокам был обложен кир­пичами, для того чтобы она лучше сохраняла жар, а не­большая часть ее, отделен­ная металлической стенкой, выполняла функцию байпа­са. Специальная поворот­ная заслонка с выведенной наружу ручкой позволя­ла в дальнейшем перекры­вать байпас, давая возмож­ность пламени и дыму пол­ноценно нагревать камни. Последние укладывались на чугунную решетку, для ко­торой использовались ко­лосники, применяемые в топках для удаления золы в поддувало. Что касается са­мой топки, расположенной под котлом и каменкой, то
она практически не отлича­лась от общепринятых, но имела поддувало. Топка и поддувало оборудованы ку­пленными чугунными двер­цами. Дверцу для каменки пришлось сделать самому из стального листа.
Дымоход из каменки вы­полнен из найденных на свалке обрезков чугунных труб и снабжен заслонкой. Крепление обрезков труб между собой, а также к ка­менке и кровле осуществля­лось при помощи стальных хомутов, позволяющих ды­моходу перемещаться вниз в случае осадки печи и ка­менки.
В потолке же с противопо­жарной целью в месте про­хождения трубы была осу­ществлена разделка, вы­полненная из старого оцин­кованного ведра без дна, заполненного стеклова­той. Ведро было размеще­но узкой частью вниз в спе­циально выпиленном на по­толке круглом отверстии, равном его среднему диа­метру, и не позволяло опу­скаться вниз. Потолок я сде­лал из деловых отходов, представляющих собой до­ски, обрезанные с трех сто­рон и ориентированные четвертой, не обрезанной стороной, т.е. горбылем, вверх.
Доски укладывались плот­но друг к другу, но для того, чтобы в процессе их усыха-ния или разбухания в обра­зующиеся щели не выходил пар, они по всей площади потолка были покрыты рас­твором опилок и глины.
Пол бани тоже из подобных досок, половиц, только большей толщины и обращенных горбылем вниз.
Укладывались они на лаги, в качестве которых использовались старые водопроводные трубы. Последние, в свою очередь, опирались своими концами на тумбы, специально изготовленные из ста рых ведер, зал итых цементным раствором.
Чтобы предотвра­тить преждевременное гниение пола, та его часть, на которую выливается много воды во время мытья, выполнена не сплошной, а с зазорами между досками.
Кроме того, эта часть пола состоит из трех равных по размеру секций, что по­зволяет поднимать их вертикально при просушке. Половицы секций жестко связаны между собой при помощи поперечных брусьев. Другая часть пола, при-; мыкающая к каменке со стороны дверцы, на которой установлен полок (парилка), была, напротив, выполнена из стационарно уложенных ; половиц без зазоров между ними. Сделано это было ; для лучшей теплоизоляции парилки снизу от голой земли. Кроме того, для допол нительной теплоизоляции парилки от остальной части бани, так называемой мыльной, было решено применить стационарный занавес из трех сшитых между собой соломенных пляжныхподстилок. С той же целью такие же подстилки, только съемные, укладывались на пол под мыльной.

Предбанник из «алкобетона»

Прежде всего я подобрал и уложил на выносные части нижних венцов половые до­ски из деловых отходов так­же горбылем вниз, как и в самой бане. Чтобы эти длин­ные (2,5 м) доски не проги­бались под нагрузкой, под них пришлось в центре по всей длине положить дере­вянные лаги-брусья, опира­ющиеся по краям и посере­дине на тумбы, изготовлен­ные, как и в самой бане, из ведер с цементом.
Затем я приступил к об­шивке стен предбанника, для чего использовал не­обрезные доски из отхо­дов, только меньшей толщи­ны. Они прибивались вер­тикально, по возможности вплотную, по всему пери­метру до предполагаемого дверного проема. Для того чтобы обеспечить лучшую защиту от ветра, на места стыковок первого ряда до­сок прибивались такие же доски-нащельники, только горбылем снаружи. Таким же образом обшивались фронтоны на чердаке.
Поскольку повышенных требований к входной две­ри не было, я решил сделать ее сам. В качестве основно­го материала использовал старую вагонку из разру­шенного коровника. Эти до­ски позволяли плотно сты­ковать их между собой без щелей и связывать при по­мощи поперечных планок, привинченных саморезами к полотну двери. Целительные свойства бани в немалой степени зависят от дров. Лучшие — осиновые и ольховые. А при выборе веника стоит учитывать не только свой­ства дерева, но и площадь листвы — лучше всего «при­бивает» пар к телу дубовый веник из-за крупных ли­стьев.
Конечно, в таком предбаннике чувство­вать себя комфортно можно было только в те­плое время года.
Однако в помещении са­мой бани необходимо было одновременно усилить те­плоизоляцию снизу и не дать возможность срубу оседать вниз под воздей­ствием силы тяжести. Ясно, что камни, уложенные под нижние венцы, эту задачу не решали — требовалось под­вести под баню фундамент. При этом хотелось макси­мально сэкономить цемент, обеспечив в то же время его прочность под большой на­грузкой.
Зная о повышенной проч­ности бутылок вдоль оси, я решил использовать их вме­сто арматуры, располагая вертикально в специально изготовленной из досок под нижними венцами опалуб­ке по всему периметру бани. Соотношение цемента к пе­ску в растворе я применил общепринятое, т.е. 1:4.
А чтобы готовый раствор не расте­кался через щели, на дно и по бокам опалубки проло­жили куски старой полиэ­тиленовой пленки.
После этого, установив на дно опалубки первый ряд бутылок горлышками вверх, можно было заливать их раствором. Когда первый ряд оказался залитым, при­шел черед второго, потом третьего и так далее.
Поскольку ширина опа­лубки была больше диаме­тра нижних венцов, раствор можно было заливать до са­мого верха, предваритель­но подложив между ними и фундаментом куски руберо­ида, чтобы предотвратить их гниение. Для обеспече­ния стока накопившейся по­сле мытья под полом воды, а также более интенсив­ной просушки пола в фунда­менте по диагонали сдела­ны два отверстия — во время топки и мытья они перекры­ваются. Поскольку для фун­дамента использовались преимущественно пивные, водочные и винные бутыл­ки, я в шутку назвал его «алкобетонным».